Психологическое развитие подростка с 12 до 18 лет

В период 12-18 лет подросток ищет ответа на вопрос: Кто я? Каковы мои убеждения, взгляды и позиции? Главное затруднение на этой стадии – идентификационная спутанность, неспособность опознать свое “Я”.

Подросток созревает физиологически и психически. В добавление к новым ощущениям и желаниям у него развиваются новые взгляды на вещи, новый подход к жизни. Интерес к мыслям других людей, к тому, что они сами о себе думают.
art_picture_spec_pic_180Связь с окружающими колеблется между положительным полюсом идентификации “Я” и отрицательным -– путаницы ролей. Главная задача – объединить все свои роли: школьника, сына, спортсмена, и т.д. Все эти роли он должен собрать в единое целое, осмыслить его, связать с прошлым и спроецировать в будущее. Если справится, у него появится ощущение того, кто он есть, где находится и куда идет. Все тождества и непрерывности, на которые эго полагалось, подвергаются сомнению вследствие интенсивности физического роста, усугубляемого процессом созревания. Происходит физиологическая революция.Подростки могут себе создавать мысленный идеал семьи, религии, общества. Вырабатывать и перенимать теории и мировоззрения, которые сулят примирить все противоречия и создать гармоничное целое. Подросток – это нетерпеливый идеалист, полагающий, что создать идеал на практике не труднее, чем вообразить в теории.

Влияние родителей на этой стадии – косвенное. Если подросток благодаря родителям уже выработал доверие, самостоятельность, предприимчивость, и умелость, то его шансы на идентификацию, т.е. на опознание собственной индивидуальности значительно увеличиваются.
Обратное справедливо для подростка недоверчивого, неуверенного, исполненного чувства вины и сознания своей неполноценности. При трудностях самоидентификации проявляются симптомы путаницы ролей. Это часто бывает у малолетних преступников. Девочки, проявляющие в подростковом возрасте распущенность, очень часто обладают фрагментарным представлением о своей личности и свои беспорядочные связи не соотносят ни со своим интеллектуальным уровнем, ни с системой ценностей.
В значительной степени юношеская любовь – это попытка добиться четкого определения собственной идентичности, проецируя расплывчатый образ своего эго на другого и наблюдая его уже отраженным и постепенно проясняющимся. Вот почему в юношеской любви так много разговоров.

Обособленность круга и отвержение “чужаков”. Опознавательные знаки “своих” – одежда, макияж, жесты, словечки. Эта интолерантность (нетерпмость) – защита против “помрачения” сознания идентичности. Подростки стереотипизируют себя, свои идеалы, своих врагов. Часто подростки отождествляют свое “Я” с образом, противоположным тому, что ожидают их родители. Но иногда лучше ассоциировать себя с “хиппи” и т.п., чем вообще не обрести своего “Я”. Подростки испытывают способность друг друга хранить верность. Готовность к такому испытанию объясняет привлекательность для молодежи простых и жестких тоталитарных доктрин.

Проблема “отцов и детей” обостряется на этой стадии, особенно если “отцы” не прошли успешно в свое время аналогичную стадию и жестко держатся за свои идеалы, не принимая идеалов детей. Отцы в таком случае не могут выйти за пределы своих рамок, остаются ограниченными. А дети еще не могут отойти от своих рамок, они еще не обрели достаточной широты взгляда на мир. Вот и общаются – каждый “со своей колокольни”, отсюда непонимание, споры, конфликты.

Comments are closed.

Яндекс.Метрика